Что ищем?

Торговля Фарфором в Петербурге

Торговля Фарфором в Петербурге

Торговля Фарфором в Петербурге

Торговля Фарфором в Петербурге, в XVIII веке.

В записках леди Рондо (Джейн Уорд Рондо Вигор, Jane Ward Rondeau Vigor ), супруги английского посланника при русском дворе, есть описание торжественного обеда Императрицы Анны Иоанновны- произошедшего 27 января 1736 года, «в новой богато убранной сале».

Эта «сала» находилась в доме, который стоял на месте Зимнего Дворца, занимая не значительную часть его по Дворцовой Набережной, напротив Адмиралтейства.

Торговля Фарфором в Петербурге

Зимний Дворец Анны Иоанновны.

В этом описании обеда, помимо несомненного восхищения великолепием убранства залы, есть упоминание о самом блестящем  и самом видном украшении этого помещения которое находилось против стола Ея Императорского Высочества. Там стоял «золотом и порцелиновою посудою убранный постав, по обеим сторонам которого были сделаны два малых поставца».

Торговля Фарфором в Петербурге

Обеденный и кофейный сервиз «с розами». XVIIIв.

В этих же записках даётся определение «порцелина». …порцелин есть …пережжённая и на половину в стекло обращённая материя… особливая белизна которой зависит от материй его составляющих».

Французский аббат, поэт Жак Делиль писал — «Пример двора священ вельможам, богачам».

Придворные, да и остальные имущие городские обыватели, подражая дворцовым вкусам, так же хотели приобщиться к эстетике правителей. Они хотели украшать своё жилище под стать дворцам, иметь соответствующую мебель, картины и прочие новомодные вещи, в том числе и «парцелиновую» посуду.

В Примечаниях к Санкт –Петербургским Ведомостям за 1731 год можно было прочитать такое-«понеже через отправляющиеся голландцами  в Европе торги вывезенная из Китая и Японии фарфоровая посуда всем так понравилась, что по общему обыкновению почти не единый покой, изрядно убран быть не может, в котором оная посуда не имеется».

Но приобрести «порцелиновую» посуду было нелегко. Число фабрик в Европе было не велико. Изделий поступающих в заграничную продажу было так же мало, а цена соответственно была весьма высока.

Петербургский двор был осчастливлен Дмитрием Ивановичем Виноградовым. После продолжительных опытов, этому русскому человеку удалось  составить рецепт изготовления фарфора.

«Зачатое делание порцелина милостию Божей в такую надёжность по сие время пришло…», что петербургская знать, пользуясь протекцией, уже могла получить «порцелиновую» посуду с нового Императорского фарфорового завода.

ИФЗ кружка фарфор

Кружка с крышкой. ИФЗ сер. XVIIIв.

Но как покупал фарфор обыкновенный обыватель?

Во времена царствования Императрицы Анны Иоанновны и в первые годы правления Елизаветы Петровны- фарфор, как в прочем и другие предметы роскоши добывались с аукционов. Вольная продажа была запрещена. Желавший продать свои вещи должен был отнести их специально выделенному «аукционисту» (это отнюдь не интернет аукцион).

Делалось это исходя из фискальных интересов государства. С каждой проданной вещи взимался процент в пользу казны.

Главными поставщиками вещей на эти «аукционы» были отъезжавшие из Петербурга иностранцы, как торговцы так и чиновники. Отъезжавшие понимали, что везти к себе на родину «порцелин», не выгодно. Выгодно было продать его в России по дорогой цене, а дома приобрести новые предметы, с которыми в Европе было попроще и стоили они дешевле. Тем более в дороге фарфор мог и разбиться, материя сия хрупкая, а в Петербурге охотников на фарфор хватало.

Во время проведения аукционов страсти разгорались, за продаваемую вещь давали значительную сумму. Такие аукционы были весьма прибыльным предприятием.

Аукцион Торговля фарфором

Аукцион кон.XVIII-нач. XIXв.

Раз в год, когда с восточных границ к Императорскому дворцу приходил караван с сибирскими мехами и китайскими товарами, где помимо прочего был и китайский «порцелин». Товар раскладывался в Зимнем Дворце. Императрица отбирала товар для себя и для подарков родственникам и придворным. То, что оставалось, продавали с аукциона простым обывателям.

Фрагмент керамической чашки Торговля фарформ

Фрагмент керамической чашки восточного производства.

Но со временем все это поутихло, аукционные продажи становились все слабее. Аукционы проходили без залогов и вещь только записывалась за человеком давшим большую сумму. По окончании торгов  покупатель мог и не забрать купленную им вещь.

С уменьшением значения аукционов начала развиваться розничная продажа предметов роскоши. Так например в 1756 году появилось объявление о продаже в гостином деревянном дворе в лавках петербургского купца Семена Зайцева заморских вещей как то, красного дерева столы, кабинеты, зеркала, комоды, ларчики и саксонская фарфоровая посуда, статуи, куклы, сервизы чайные, шандалы новоманерные с цветами и т.д. (на тот момент фарфором зачастую называли и  фаянс)

Старый гостиный двор

Старый Гостиный двор на Васильевском острове.

Саксонский фарфор был редкостью, а в ходу был фарфор шведский. Этот фарфор был таким обыденным, что его не особо берегли и сейчас образцов шведского фарфора (фаянса) осталось не так много. Кстати, это вполне могли быть изделия известной шведской фирмы Rörstrand (Рёрстранд), основанной в 1726 году, в Стокгольме и выпускавшей поначалу обычный фаянс.

О появлении «шведского фарфора» в столичной торговле упоминается в воспоминаниях о пребывании в Петербурге – путешественника Абрахама Хюльферса.

Он рассказывает о шведе по фамилии Экегрен (Ekegren) которого в 1756 прислали в Петербург с фарфоровой фабрики в Рёрстранде (Rörstrand) с фарфором разных сортов на 42000 таллеров. После уплаты 40-процентной таможенной пошлины он открыл торговлю фарфором в лавке, но не смог продать и трети товара и наконец, фабрика решила принять предложение одного русского купца (не Семена ли Зайцева) оставить с некоторым убытком ему товар. Но местный купец не извлёк из этого выгоды, так как шведское производство было более чем вполовину дороже русского фарфора.

Тем не менее, «шведский фарфор» пришёлся по вкусу петербургскому обывателю.  И вот уже «здешний» купец Лаврентий Гирс ( Giers) (кстати, знакомый Хюльферса), стал принимать заказы, о чем извещал городских жителей, что на Адмиралтейской стороне в новом гостином дворе в лавке №9 можно заказывать по 12-ти имеющемся пробам шведского фарфора, сервизы и другую посуду с гербами, вензелями и эмблемами.  Выбор шведского фарфора был довольно большой, но вот с гербами и эмблемами были знакомы далеко не все покупатели. Но тем не менее мода на шведскую посуду, «синюю, палевую и пёструю», в конце 1770-х, была.

Вслед за шведским, в 80-х годах XVIII века входит в моду английский фарфор.

Торговля Фарфором в Петербурге

Английский фаянс XVIII века.

Конечно, этот фарфор был в Петербурге и раньше, но был он доступен только самой элитной публике.

В прессе появляется много объявлений о его продаже, что говорит о повышенном спросе на него.

О популярности английского фарфора, можно судить и по появившемуся в 1777 году, в Ведомостях, известии о покраже предметов из известного  Кекерекексиненского сервиза («сервиз с зелёной лягушкой»), изготовленного фирмой Wedgwood для Чесменского дворца, заказанный Императрицей Екатериной II. К чести полиции, покраденные предметы были найдены.

Кекерекексиненский сервиз торговля фарфором

Кекерекексиненский сервиз.

Появлялся на российском рынке и «французский фарфор», пробовали торговать и «берлинским фарфором».  О продаже такового сообщал в Петербургских Ведомостях купец Иоган Вельгельм Гелмунд. Берлинский фарфор им  продавался по тем ценам, «по каким из Королевской фабрики в Берлине в продажу выходит», то есть по ценам от производителя. И хоть продавал он его в Риге, это все-таки было ближе, чем везти товар с Берлина.

И ещё господин Гелмунд использовал такой «маркетинговый ход» — « кто на 1000 ефимков вдруг возьмёт, тот получает по препорции и уступку». Знакомо?

Кроме того купец принимал на себя все комиссии на заказы фарфора «на свой вкус» не посредственно в Берлине, но при этом нужно было заплатить задаток. В общем «все новое, хорошо забытое…»

Были и объявления о продаже «русского фарфора» в Петербурге. Так в 1760-м году газеты писали-«Привезённая из Москвы столовая ценинная посуда продаётся на Адмиралтейской стороне, на Морском рынке… в лавке купца Ивана Дьяконова».

Морской рынок, находился на месте, занимаемом творением Кваренги, бывшим Государственным ассигнационным банком.

Торговля Фарфором в Петербурге

Продавец муравленной посудой XVIII век.

Эта «ценинная» посуда (русская майолика), вероятно была привезена с фабрики Афанасия Кирилловича Гребенщикова, который к слову, фарфор не выпускал, но был зачинателем фаянсового дела в России. Завод свой Гребенщиков открыл ещё в Петровское время, с подачи Мануфактур-Коллегии. И был тот завод своего рода «ответом» иностранному производству  керамической посуды. Вот оно «импортозамещение».

Так что это был пока не фарфор, а грубый фаянс.

И вот в 1792 году появляются объявления, сперва в Москве, о продаже наравне с берлинскими и китайскими- московских фарфоровых чайных чашек, тарелок и чайников.

Вероятно, это были уже произведения завода Франца Гарднера в Вербилках.

В самом Петербурге  в самом конце XVIII века, существовала частная фарфоровая фабрика, о которой сохранились не большие сведения. Известно о ней из объявления 1797г о её продаже. Что на Петербургской стороне, на берегу Малой Невки выше Сампсониевского моста (ближе к Каменному острову), подаётся уже заведённая фарфоровая фабрика.

Через несколько лет, в этих же местах, буквально через реку, на Выборгской стороне будет заведена фарфоровая фабрика Фёдора Девятова, проданная чуть позже небезызвестному Филиппу Батенину.

Императорский фарфоровый завод набирал обороты и помимо выполнения придворных заказов, была организована постоянная продажа фарфоровых изделий. Должна же быть и прибыль от казённого заведения.

В 1774 году опять же через прессу, администрация завода зазывала желающих посетить предприятие с целью ознакомления «фарфорового дела работ», а так же покупать фарфор из имеющегося запаса или заказывать по своему вкусу. Но ехать на фабричную окраину желающих было не много и как говорится «если вы хотите фарфора- мы идём к вам».  И вот уже открыта лавка в каменном Гостином дворе по суконной линии.

Но торговля шла «не очень». Пробовали заводить «аукционную торговлю», как прежде, но и она не спасала.

Единственное оживление в торговле было на Вербной и Страстной неделях. Тогда за довольно сходную цену, можно было приобрести фарфоровые и стеклянные яйца с различной живописью. Вот она магия распродажи- «black Friday».

Для увеличения продаж администрация ИФЗ перенесла лавку в дом Католической церкви, но петербургская публика как то была холодна к отечественному производителю. Оно и понятно Двор задававший моду, увлекался тогда английским фарфором. Да и круг реальных покупателей фарфора, как предметов роскоши, был не велик. Фарфор был довольно дорог. В 1766 году дюжина саксонских чашек стоила 18 рублей, по тем временам это была внушительная сумма. Для сравнения пуд хлеба на тот момент стоил 86 копеек.

Как отмечал путешественник и учёный Иоганн Готлиб Георги в своём Описании российско-императорскаго столичнаго города…- «Публика может покупать (фарфор) в магазине, однако не всегда находит, что имеет желание, и цены высоки».

Соответственное отношение было к фарфоровым изделиям. Фарфоровые изделия, определявшие статус владельца хранились, как величайшая ценность, передавались из поколения в поколение.

И даже разбившиеся фарфоровые изделия не выбрасывали, а отдавали мастерам для склейки.

Некий иностранец Пётр Иес живший в доме Штока на Малой Миллионной, чинил фарфоровую и фаянсовую посуду, а так же всякие куклы и статуи.

Ценность фарфора так же заставляла людей искать домашние способы выделки  посуды похожей на фарфор. И такие рецепты по деланию такой псевдо фарфоровой посуды, например, давал Андрей Тимофеевич Болотов в журнале «Экономический магазин» в 1787году.

Экономический магазин Торговля Фарфором

Титульный лист журнала «Экономический магазин» 1787г.

Там же для лучшего сохранения новой фарфоровой посуды, советовалось её предварительно прокипятить.

Излюбленными местами торговцев фарфором в 70-80-х годах XVIII века  был «новый овощной ряд», находившийся примерно там, где ныне высится Елисеевский магазин и на Васильевском Острове у Биржи в районе БАН (Библиотеки Академии наук).

Вот объявление- «29 августа 1779 года во время собрания биржи продаваться будет разная Английская палевая посуда, состоящая в чайниках, тарелках, теринах (супницах) и прочих разных штуках, которые раскладены против биржи…

Торговля Фарфором тюрина

Супница (терина) английский фаянс XVIII века.

Фарфор с кораблей шёл и в амбары Гостиного двора. И продажа велась прямо из амбаров. Продавали «…подсвечники с фарфоровыми цветами,… фарфоровые тарелки с солонками и с судёнышками на коровье масло». Торговали фарфором и в ларьках на Морском рынке.

Специализированных магазинов ещё не было. Фирменные магазины фарфора Марсеру, Гарраха, Корниловых и Кузнецовых будут гораздо позже. И это уже другая история.

Литература: для статьи Торговля фарфором в Санкт-Петербурге.

Культурно-исторический очерк жизни Санкт-Петербурга за два века XVIII и XIX. Божерянов И.Н. СПб, 1903г.

Дневник пребывания в Петербурге летом 1760 года- А. А. Хюльферс (стр. 368)

Описание столичного города Санкт- Петербурга… И. Г. Георги, 1794 Ч2. (стр. 679)

Столица и усадьба, №28, (1915, 15 февраля), стр.3, Старый Петербург, Торговля фарфором в XVIII веке.

Национальные изображения промышленников, снятые с натуры в Санкт- Петербурге. Издана Я. Б. (Басин Яков).М.1799г.

Экономический магазин или собрание всяких экономических известий…, часть XXX, М. 1787г