Что ищем?

Из вещего мерзавчика

Из вещего мерзавчика

Из вещего мерзавчика

В 1898-м году газета «Новое Время» разместила вот такую пояснительную заметку.

-«Мерзавчик», вот новое словечко, прибывшее в Петербург с винной монополией и быстро приобретающее популярность в нашей столице.

Происхождение этого слова не Петербургское, а чисто «расейское». Его родина, по всей вероятности, те четыре восточные губернии, где впервые была введена монополия за которой оно и следует по пятам. «Мерзавчиком» окрестили минимальное (двухсотое) деление ведра, имеющееся в казённой продаже в особом флаконе вместимостью полторы-две рюмки. Приблизительно «мерзавчик» соответствует порционному стакану средней величины, отсюда и его добродушно-юмористическое прозвище, говорящее о его соблазнительности для потребителей и обеспечивающее ему обширное обращение на петербургской торговле.

«Барышня, дай-ка мне «мерзавчика», -говорит извозчичий зипун, конфузливо подходя к сетчатому  барьеру, за которым у барьера сидит продавщица, и «барышня» без пояснительных расспросов подаёт требуемое. «Мерзавчик» продаётся по 6 копеек, из которых 2 копейки предназначены за посуду и могут быть получены обратно при возвращении порожнего флакона.

Из вещего мерзавчика

  «Мерзавчик»

Различные словари включали это «чудо» русской словесности в свои описания. Так Толково-фразеологический словарь М.И. Михельсона, выходивший примерно во время написания заметки в «Н.В.», так определял «мерзавчика».

Мерзавец (мерзавчик)-(иноск.) — бутылочка для водки (намёк на губительное действие его содержимого)

Там же приводились строки из стихотворения забытого поэта Сергея Печорина «Кому в Питере жить хорошо».

  • Явились божьи странники

 К великому послушнику, Глотнули предварительно

 Из вещего мерзавчика

 (Без водки дел не делают

 Ребята на Руси).

Винная монополия, упомянутая в заметке, которая и породила «мерзавчика», была в Российской истории четвертой. 20 июля 1893 года в России введена «казённая продажа питей» (винная монополия). Винная монополия означала исключительное право государства на приобретение и продажу спиртных напитков

Она  была введена по инициативе министра финансов Сергея Юльевича Витте. Витте, настоял в Государственном совете на введении с 1893 года винной монополии в Оренбургской, Пермской, Самарской и Уфимской губерниях. Вот эти губернии первыми испытавшие на себе «винную монополию» и указаны в заметке, как «родители»  «мерзавчика».

Целью введения монополии было увеличение доходной части государственного бюджета. Для осуществления винной монополии необходимо было построить казённые винные очистные склады, куда владельцы частных винокуренных заводов должны были сдавать свою продукцию. В эти склады привозили из провинции выкуренный спирт; здесь же он очищался от вредных примесей — ректифицировался. Винный спирт крепился до 90-95 градусов, затем из него делали водку не ниже 40. Продавался готовый продукт тут же на складе или в казённых винных и доверенных частных лавках.

 

Тара (бутылки) для «казённого вина» так называемые «монопольки» ни чем не примечательны. Прозрачное стекло, без каких либо идентификационных  рельефов и инициалов производителя. Казённые заказы на стеклотару выполняли частники, по определённым образцам и формам. Эти же  казённые формы на водочные бутылки пережили революцию и прекрасно существовали и в советское время, слегка усовершенствуясь и приспосабливаясь к метрическим новшествам.

Из вещего мерзавчика

Две «монопольки»- 1/20 и 1/200 ч.в.

Ёмкость «мерзавчика» идентична ёмкости шкалика ( устаревшая российская единица измерения объёма жидкости, а также сосуд такого объёма. 1 шкалик = 1⁄200 ведра = 1⁄2 чарки = 61,5) миллилитра. В некоторых источниках пишут, что «мерзавчик» ещё меньшего объёма и составляет  1/240 ведра (52 мл.) так называемый старый шкалик.

На Казённом складе после розлива бутылка закупоривалась пробкой, а затем «осмаливалась», на  пробку  налагали  сургуч  и  покрывали  сверху  «кружком», для «обыкновенного вина» — красного цвета. Отсюда расхожее название бутылки среди потребителей — «красноголовка».

Из вещего мерзавчика

Наклейка этикеток на бутылки с «казенным вином».

Вот что отмечали в своих воспоминаниях известные краеведы Д.А. Засосов и В.И. Пызин, описывавшие быт Петербурга конца XIX начала XX столетия.

«Продажа водки была царской монополией. Специальные казённые винные лавки-«казёнки»-помещалась на тихих улицах, вдали от церквей и учебных заведений… Эти лавки имели вид не притязательный, обычно в первом этаже частного дома. Над дверью не большая вывеска с государственным гербом: двуглавым орлом и надписью «Казённая винная лавка». Внутри лавки перегородка почти до потолка, по грудь деревянная, а выше проволочная сетка и два окошечка. Два сорта водки- с белой головкой и красной. Бутылка водки с «белой головкой», очищенная стоила 60 копеек, а с красной головкой»- 40. Продавались бутылки ёмкостью четверть ведра-«четверти», в плетёной щепной корзине. Полбутылки назывались сороковками, т.е. сороковая часть ведра, сотая часть ведра-«сотка», двухсотая-«мерзавчик». С посудой он стоил шесть копеек, 4 копейки водка и 2 копейки посуда. В лавках «сидельцами» назначались вдовы мелких чиновников, офицеров. «Сиделец» принимал деньги… Вино подавал здоровенный «дядька», который мог утихомирить любого буяна… Купив посудинку с красной головкой- подешевле, они (извозчики, любители выпить) тут же сбивали сургуч с головки, легонько ударяя ею о стену. Вся штукатурка около двери была в красных кружках. Затем ударом о ладонь выбивалась пробка, выпивали из горлышка, закусывали или принесённым с собой или покупали здесь же у стоящих баб, горячую картошку и огурец…».

Из вещего мерзавчика

у казенной винной лавки

Вот и «барышня- сиделец» и «сетчатый барьер» и конечно «мерзавчик» из заметки в «Новом Времени». Вот так все и было.

Существовали и бутылочки других алкогольных напитков подобного объёма. Форма у них была более «затейливая» нежели у «казёнки».

Но народный термин «мерзавчик» применялся только к «монопольным» бутылкам 1/200 ч. в. казённого вина (водки).

Из вещего мерзавчика

«Мерзавчик» с собратьями

 

При советской власти основным мерами являлись бутылка и «чекушка» (четвертинка). То есть, пол-литра и 250 граммов. Тара по 100 или по 50 граммов встречалась, как правило, в подарочных упаковках, в так называемых «водочных наборах». Строителям новой жизни не к чему «индивидуальные дозы», им нужно было быть постоянно в коллективе. Вот и «соображал» народ «на троих».

Вновь водочная тара равная дореволюционному «мерзавчику»  появилась в 90-е годы прошлого столетия. И современные «извозчики» и просто работяги обращаются к современным барышням, сидящим за современными кассами, с просьбой отпустить им «мерзавчика». И как сто лет назад барышни хорошо понимают эту просьбу.

Вячеслав Минин